Пн. Ноя 29th, 2021

Кризис в отношениях Великобритании и Евросоюза станет долгосрочным

Экономический конфликт Лондона и Брюсселя не выгоден ни одной из сторон. Максимум, на что могут пойти власти Евросоюза — ограничение энергетического экспорта в Британию через Ла-Манш. Введение же пошлин на английские товары в перспективе возможно, но маловероятно. До полноценного разрыва торговых отношений дело не дойдет из-за высокой зависимости сторон друг от друга в условиях продолжающегося энергетического кризиса, сошлись во мнении опрошенные «Газетой.Ru» эксперты.

Спустя полтора года после выхода из состава ЕС Лондон вновь обострил отношения с Европой. Поводом для усиления конфликта стали споры вокруг таможенного статуса Северной Ирландии. Требования Британии пересмотреть таможенный протокол, похоже, окончательно вывели из терпения европейских партнеров. Экономический конфликт с политической окраской рискует перерасти в полноценную торговую войну между Лондоном и Брюсселем.

Перманентный кризис

Кризис в торговых отношениях Великобритании и Евросоюза в ближайшее время не прекратится. Более того, разногласия сторон по поводу протокола по Северной Ирландии носит перманентный характер еще с конца прошлого века. Обе стороны не хотят возрождения границы между двумя частями Ирландии, что с выходом Британии из ЕС фактически означает автоматическое усиление таможенных проверок. В итоге ситуация повлияла на дефицит медицинских лекарств и продуктов из замороженного мяса, из-за чего вынужденно страдают местные граждане.

«Позиция Брюсселя такова, что Северная Ирландия — составная часть Соединенного Королевства. Соответственно, выход Британии из ЕС означает начало действия тех же таможенных правил, что и для всей Великобритании. Лондон же считает этот регион особой территорией и не признает юрисдикцию Евросоюза над границей. Принципиальность Лондона в этом вопросе не даст решить вопрос», — подчеркнул экономист Андрей Колганов.

Проблему взаимоисключающих представлений Британии и Евросоюза о роли Северной Ирландии отметила и руководитель Центра политической интеграции Института Европы РАН Людмила Бабынина.

«В Северной Ирландии сохраняется регулирование единого внутреннего рынка, надзор за которым осуществляет суд ЕС. Британия же ни в каком виде не хочет признавать юрисдикцию ЕС на территории Королевства, для нее это своего рода красная линия.

Британские власти должны осуществлять контроль над поступающими в Северную Ирландию товарами в Ирландском море. Проблема Северной Ирландии не разрешаема — нельзя одновременно убрать границу и уйти от таможенного контроля», — объяснила эксперт.

Сейчас же власти Королевства нередко саботируют морские проверки, в то время как Евросоюз перестал получать достоверную информацию о ходе таможенного контроля. В итоге сложилась патовая ситуация, при которой ЕС считает выходом из кризиса упрощение таможенного досмотра, а Великобритания требует полного пересмотра протокола, заключила Бабынина.

Последствия Brexit

В условиях обострения двухсторонних отношений Британия находится в более уязвимом положении, чем страны Евросоюза. Дело в том, что правительство премьер-министра Бориса Джонсона до сих пор не реализовало планов по диверсификации экономической зависимости от континентальных стран после выхода из ЕС. Однако кризисная энергетическая ситуация Лондона не уникальна, с аналогичными проблемами столкнулись и США. Однако Британия дополнительно усугубила свое положение сокращением экономических связей с континентальной Европой.

Так, по словам экономиста Татьяны Куликовой, основной проблемой сейчас для Великобритании является продовольственный дефицит товаров. Однако пустые полки продуктовых магазинов не стали следствием сокращения импорта из стран Евросоюза, а вписались в глобальный тренд, связанный с высокими биржевыми ценами на ключевые энергоресурсы, а также острой нехваткой рабочей силы. Рядовые британцы при первой же возможности стали запасаться товарами впрок, пока не успела подскочить их розничная стоимость.

«Великобритания сейчас попала в очень уязвимое положение из-за пустых прилавков. Однако это не стало следствием сокращения поставок из ЕС. Все дело в остром дефиците водителей из Восточной Европы, включая Польшу. После выхода из Союза кратно сократилось число дешевой рабочей силы, что резко ударило по британскому рынку», — подчеркнула эксперт.

С ней оказался солидарен и политолог Никита Масленников. По его словам, в случае с Британией кризисную нехватку разнорабочих и дальнобойщиков усугубила начало четвертой волны коронавирусной пандемии, включая распространение так называемого дельта-штамма. В результате большая часть иностранных водителей покинула Королевство из-за объявленных в стране карантинных мер.

«После выхода Британии из состава ЕС ужесточился порядок въезда иностранных рабочих, включая водителей бензовозов. В свое время многие мигранты уехали из страны из-за карантина, а назад дороги уже не стало из-за ужесточения выдачи лицензий на работу. В итоге там сейчас наблюдаются не только пустые прилавки, но и опустевшие АЗС. Местным властям даже пришлось объявлять о старте волонтерского движения в поддержку отрасли», — объяснил Масленников.

Схожее мнение в беседе с «Газетой.Ru» выразила Людмила Бабынина из Института Европы РАН. По ее словам, в краткосрочной и среднесрочной перспективах Лондон не сможет получить ощутимой выгоды от выхода из состава ЕС. Кризис же с поставками товаров в продуктовые магазины и нехватка бензина стали возможными из-за непродуманной внутренней политики правительства Бориса Джонсона.

«Британские власти не просчитали краткосрочные тяжелые последствия Brexit. Следствием этого стало удорожание логистики, удлинение всей цепочки поставок, острая нехватка сезонных низкоквалифицированных рабочих и таможенного оформления товаров. Фактически местное правительство в одночасье лишило страну помощников в сельском хозяйстве, топливных перевозках», — заключила Бабынина.

Газовая подоплека

Кризис в двусторонних отношениях Британии и Евросоюза мог спровоцировать и энергетический фактор. Именно в Соединенном Королевстве расположена биржа Intercontinental Exchange (ICE), торги на которой во многом стали причиной рекордной спотовой стоимости природного топлива. А этот фактор, в свою очередь, привел к полноценному энергетическому кризису в странах ЕС.

По словам Никиты Масленникова, именно реакция европейских чиновников на взлет стоимости газа стал причиной роста числа политиков, для которых Британия с ее лондонской биржевой штаб-квартирой стала зачинщиком энергетического кризиса по всему континенту. Большинство фьючерсных контрактов заключаются именно на ICE.

«Многих политиков ЕС настраивает против Британии турбулентная ситуация с газоценовым образованием. Фьючерсы торгуются на ICE, формируемая на этой площадке стоимость контрактов отражается, в первую очередь, на всем Евросоюзе», — объяснил Масленников.

По сравнению с ЕС Лондон сейчас находится в более безопасном энергетическом положении, учитывая достаточные ресурсные месторождения в акватории Северного моря. Более того, в территориальных водах Королевства сосредоточено весомое количество норвежских газовых платформ, добывающих топливо исключительно для Британии.

«Борис Джонсон не случайно неоднократно подчеркивал, что энергокризис в Европе — неприятная ситуация, но она их по большому счету не касается. Действительно, Британия обезопасила себя в полной мере от газовых рисков, на что и обижаются сейчас чиновники в ЕС», — заключил политолог.

С ним оказалась солидарна и руководитель Центра политической интеграции Института Европы РАН Людмила Бабынина. По ее словам, Лондон находится сейчас в более выигрышном положении, чем континентальные страны, из-за наличия определенных запасов нефти и газа в местных хранилищах, что дает британцам чувствовать себя в относительной энергетической зоне комфорта, резюмировала эксперт.

Британский крен в сторону США

В сложившихся условиях Британия и ЕС вряд ли пойдут на обострение двухсторонних отношений. Единственной же реальной возможностью надавить на Лондон для Брюсселя станет ограничение поставок электроэнергии по подводным кабелям в Ла-Манше. Однако и эта мера будет вызвана скорее не обострением двустороннего конфликта, а желанием Евросоюза сохранить запасы энергоресурсов в преддверие отопительного сезона. К полноценной же торговой войне не готов ни Лондон, ни Брюссель, считают эксперты.

«Торговой войны на уничтожение точно не будет. Да и у Лондона сейчас нет особых рычагов давления на ЕС, кроме ограничения присутствия европейских компаний. Однако и эти шаги, скорее всего, будут носить точечный характер. Тот же конфликт Англии и Франции из-за рыболовного промысла был связан с защитой собственного рынка, а не направленным уколом в адрес Парижа», — подчеркнула Татьяна Куликова.

Схожее мнение выразил и экономист Никита Масленников. Эксперт подчеркнул, что единственной возможной альтернативой отношениям с Евросоюзом для Великобритании может стать только потенциальное создание зоны свободной торговли Британским содружеством наций и США.

«Все будет зависеть от дальнейших шагов Джо Байдена и его администрации касательно возвращения к идее о зоне Азиатско-Тихоокеанского партнерства. Америка пока сотрудничает с ними, но не является полноправным представителем. С учетом же Британского содружества наций большая зона свободной торговли может стать джокером в рукавах Англии и США», — подчеркнул Масленников.

от admin